10:37 

Резервное копирование. Пост №5

deep space 9
В сообществе демократия до тех пор, пока владелец не вспомнит, в каком ящике стола лежит кирпич.
Три истории Фремора про кардассианскую школу

Оригинальные даты постов: 2006-04-11, 2007-11-03 и 2012-04-08.

История первая
Учитель дождался, пока ученики займут свои места и, призывая к порядку, постучал записывающим стержнем по столу. Возбужденные голоса четырехлетних ребятишек, мальчиков и девочек, разом смолкли подобно тому, как резко стихает неожиданно налетевший ветер ранней весной. Удовлетворенный тем, что все взгляды обращены к нему, учитель поднялся из-за стола, сделал несколько шагов, и остановился перед первым рядом парт.
- Здраствуйте. Меня зовут Тенар Висаат. Прежде чем я начну урок, я хотел бы попросить назвать что-то, что является самым важным в вашей жизни? - задал он вопрос, с которого он начинал первый школьный день каждый год.- Подумайте, прежде чем решите, что справились с заданием.
И, как всегда, вопрос вызвал минутное замешательство, но вот один, а следом за ним и другие, подняли руки. Каждый из них был уверен, что знает правильный ответ, и едва сдерживал себя от того, чтобы не выкрикнуть свою догадку. Будто не замечая их, учитель обвел взглядом комнату, выискивая подходящего
человека.
- Ты, Двейна.- обратился он к девочке, сидевшей за одной из первых парт.- Ты сомневалась больше других. Что ты выбрала? Что остается самым важным для тебя?
Учитель знал, что он сам с выбором не ошибся. В таком возрасте переживания у них всех, за редким исключением, отражены на лице. Ребенок надеялся, что учитель не заметит ее, и спросит кого-нибудь другого, но волнение выдало ученицу с головой. А Тенару Висаату не нравилось, когда его ученики увиливали от работы.
- Ну же, - продолжил учитель.- отвечай. Искренне. Или я должен повторить вопрос?
- Нет.- прошептала Двейна, подниясь на ноги. Она чувствовала, что внимание всего класса приковано к ней. Одноклассники, затаив дыхание, ждали развязки, хотя некоторые продолжали тянуть руку, рассчитывая присвоить похвалу учителя себе, как только ему надоест тратить время с этой недотепой.
- Говори громче.- попросил учитель.- Мы не слышим тебя. Так что для тебя самое главное?
- Мама.- ответила, покраснев, Двейна.
Последовавший за этим взрыв хохота смутил ее еще больше. Она опустилась на стул и закрыла лицо руками, в то время как ее недавние партнеры по играм смеялись и не могли поверить, что она вот так глупо упустила первую в ее жизни отметку.
- Прекратите! - прикрикнул Тенар на расшумевшихся учеников.- Я не давал вам разрешения говорить. Кто-то считает, что может перечить учителю? - мысленно, он уже составил список тех, дисциплина которых требовала исправлений.
Все замолчали.
- Я знаю, что вы все собирались ответить. "Что для тебя действительно важно? Родина." Потому что вы слышите это с самого рождения. Но понимаете ли вы, что это значит? Нет. Были ли вы искренни? Сомневаюсь. Я не требую от вас всегда говорить правду, это неоправданная глупость. Но я не потерплю, чтобы мои собственные ученики лгали мне, когда я прошу их этого не делать.- Тенар вздохнул.- И вместо того, чтобы потешаться над вашей одноклассницей, подумайте, что она сказала. "Мама". Разве она не права? Мы движемся от понимания малого к осознанию большего. Весь этот мир снаружи, вся планета, центр нашей империи...это мать всех кардассианцев. Эта бесплодная, лишившаяся всех богатств планета дала жизнь нам, изменила нас сделав нас теми, кем мы являемся теперь. Пять столетий назад наши предки в погоне за беззаботным существованием пренебрегли основными законами и отравили наш родной мир отходами своих чудовищных машин.
Климат стал суровее, десятки видов растений и животных навсегда исчезли с лица нашей планеты. Да что там, мы сами были на грани вымирания. Миллионы погибали от голода и болезней ежегодно, и чересчур слабые лидеры того времени не могли найти решения. Как мать наказывает дитя, избавляя его от пороков, так и наша планета избавила нас от устаревшего мышления великого, но все-таки прошлого.

История вторая
Вопреки обыкновению звонок, знаменующий начало урока, застал Тенара Висаата поднимающимся по ступенькам центральной лестницы, а не за перекличкой среди своих подопечных. Причиной тому была досадная оплошность - ему нужно было спуститься в библиотеку и забрать информационные стержни; он собирался сделать это раньше, но забыл.
Висаат всегда отличался умением удерживать уйму мыслей в своей голове и прибегал к помощи ежедневника в самых редких случаях. Он всегда знал какое сегодня число и сколько дней осталось до следующего национального праздника, мог безошибочно назвать все колонии расположенные вдоль дальнего рубежа и с легкостью узнавал бывших учеников спустя десятилетия – словом, он обладал почти фотографической памятью, качеством которое его соотечественники высоко ценили.
От осознания того, что впервые за многие годы память его подвела, Висаат чувствовал себя неуютно. Он приблизился к двери, ведущей в класс, и, покачав головой прогоняя тревожные мысли, открыл ее и переступил порог комнаты.
- Что здесь происходит? – потребовал ответа Висаат, увидев, что двое учеников вместо того, чтобы сидеть за партой, стояли у его стола и нажимали кнопки на голо-проекторе - тот самом что он собирался использовать для демонстрации злополучных информационных стержней. Остальные подопечные Висаата оставались на своих местах, но вытянули шеи в попытке разглядеть, что творят их безрассудные сверстники. Все случилось так быстро, что у них не было времени попытаться предупредить двух первопроходцев о грозящей им опасности. Они застыли на месте, а полупрозрачная голограмма голубого шарика с зелеными вкраплениями продолжала неторопливо вращаться. – Разве я не предупреждал вас о последствиях совершения необдуманных поступков в мое отсутствие?
Провинившиеся ученики – мальчик и девочка – стояли, потупив глаза в пол, и не спешили отвечать на его вопросы – они знали, что ему нужно дать высказаться.
Висаат прошел мимо них к столу и, вытащив из кармана туники информационные стержни, положил их в верхний ящик стола.
- Сегодня я собирался поговорить с вами о Бэйджоре. – обратился к классу Висаат, ведя себя так, как будто двух учеников стоящих не шелохнувшись рядом с ним и вовсе не было. – Уверен, многие из вас слышали о нем и прежде. – кардассианец довольно улыбнулся, заметив как сразу несколько учеников закивали в подтверждение его слов. – Что ж, я решил, что узнать больше о нем вы можете и в другой раз...Ну, не вешать нос – сегодня мы тоже поговорим о чем-то интересном. Мы поговорим о правосудии. – Висаат повернулся к ученикам, переминавшихся с ноги на ногу, уставшим стоять, но продолжающим хранить молчание. – Сядьте на передние парты, так, чтобы я вас хорошо видел.
Ученики облегченно вздохнули и поспешили выполнять указания преподавателя.
- Почему вы это сделали? – спросил Висаат.
- Это ее была идея! – воскликнул Киром указывая подельницу. Лицо Двейны вспыхнуло, она бросила на Кирома короткий взгляд, но ничего не сказала.
- Она сказала, что знает как им управлять...- продолжал Киром.
- Я правда знаю! – возразила Двейна. – Я ничего не сломала, я просто хотела...
- Двейна, Киром, – перебил ее Висаат. - вы должны понимать, что мы, кардассианцы, запоминаем вещи намного быстрее, чем нам порой кажется. Увидев голограмму раньше намеченного срока и лишенной моих комментариев, все, что вы запомнили, было скоплением непонятных геометрических фигур. Если я покажу вам ее снова, у вас уже не будет такого интереса к ней, как в первый раз. В этом и есть ваше преступление - ваши действия могли снизить эффективность нашей системы обучения. Как видите, вам казалось, что вы были невиновны, но это не так. Люди предпочитают считать себя без вины виноватыми вместо того, чтобы позволить суду определить степень их вины. – подвел итоги Висаат. – За это ваши свободы на ближайшие две недели будут ограничены, и запись будет занесена в личное дело каждого из вас. – Висаат улыбнулся. – Да, и суду совершенно безразлично какие у вас были причины или кто был зачинщиком – рассматривается только результат ваших действий. Так что вам обоим придется искупить свою вину в полной мере.

История третья
Стоило только Тенару Висаату сесть за стол и поднести к губам наполненную до краев горячим рыбьим соком кружку, как его компьютер подал голос. Раздраженно вздохнув, Висаат не без сожаления отставил кружку в сторону и щелкнул клавишей.
- Доброе утро, наставник Висаат. – формально поприветствовал его директор Семил, седой старик с вечно слезящимися глазами, который несмотря на жалкий внешний вид крепко держался за занимаемый им пост. Висаат не удивился бы, если старик и здание школы из красно-коричневого камня оказались ровесниками.
- Доброе утро, достопочтенный директор Семил. – ответил Висаат, чувствуя как восхитительный аромат стремительно остывающего сока щекочет его ноздри. – Вы хотите мне сообщить, что наконец оформили заявку в центральный архив на получение изолинейного стержня, о котором я вас так просил?
- Нет, Висаат, я же вам уже не раз говорил, это…- попробовал возразить Семил.
- Я достоверно знаю, что тринадцатому району этот стержень предоставили. Новые учебные пособия неполноценны. Половина информации о второй половине Первой Республике в них отсутствует. – чем больше Висаат говорил, тем больше он распалялся. – “Ранняя история Кардассианского Союза и основы обществознания” – таково название моего предмета. Объясните мне, почему в таком случае целых три недели занятий посвящены колонизации Бэйджора, если колонизацию и события, о которых я говорил в первой четверти, разделяют два с половиной века? Тем более, что в прошлом году баджорскому вопросу было уделено две недели, и этого было более чем достаточно. Такое обращение с историей вредит детям, и я не удивлюсь, если в будущем у них будут проблемы с составлением логических цепей.
Конечно, Висаат прекрасно понимал, что система образования оказалась заложницей огромной махины государственной пропаганды. В ответ на витавшие в последнее время с заядлым постоянством слухи о уходе с Бэйджора, всем государственным учреждениям было предписано выступить в поддержку официального курса правительства.
- Довольно! – истерически рявкнул побледневший Семил и закашлялся. Старик был выдающимся параноикам даже по щедрым меркам кардассианцев, живущих в постоянном страхе перед Обсидиановым Орденом. – Мы …не будем обсуждать решения сверху. – закончил он, едва кашель утих. – Я связался с вами, чтобы сообщить – в ближайшие две недели к вам будет приписан стажер.
- Стажер? – повторил озадаченный Висаат. – Но сейчас же разгар учебного года…
- Он будет просто наблюдателем в течении месяца. – объяснил Семил. – Начиная с сегодняшнего дня. Удачи, наставник Висаат. – директор отключился и экран погас.
Покачав головой, Висаат взял кружку и сделал осторожный глоток. Сок уже остыл и представлял из себя желеобразную жижицу. Поморщившись, он поднялся из-за стола, подошел к репликатору, и поставил кружку на миниатюрную платформу – та же тут же исчезла в всполохе золотых искр.

@темы: Фанфики, Резервное копирование, Easter basket

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Deep Space 9

главная