Deep Space 9

22:40 

Борис Годунов
ЖЕЛЕЗО ВНУТРИ, ЖЕЛЕЗО СНАРУЖИ!
Название: "Битва гигантов"
Автор: Борис Годунов
Фэндом: СТ: DS9
Рейтинг: G
Жанр: АU (Не mirror)
Описание: Terra invicta

Червоточина открылась, пропуская очередной отряд кораблей. Три из них, несомненно, были повреждены, а один и вовсе приходилось тянуть на буксире. Это было хорошо – но все-таки этого было недостаточно...
– Их уже в полтора раза больше, чем при первом штурме, – Дакс оторвалась от тактической голограммы, – и они все еще прибывают.
– Мы ведь именно этого и ожидали, – пожал плечами Сиско, – и, собственно, этого и хотели.
– Первый Лорд рискует...
– Без риска нет победы, и ты знаешь это не хуже меня, старина. И, как бы там ни было, судьба этого сражения решится на Баджоре...

Первый Лорд Адмиралтейства, Адмирал флота граф Спок из Дома Тар остановился перед статуей. Джеймс Кирк... Неведомому ромуланскому скульптору удалось поймать то мгновенное напряжение перед действием, которое всегда сравнивали с мгновением между вспышкой молнии и ударом грома... Белоснежный мрамор и зеленые, словно кровь, извивы малахитовых иероглифов на постаменте: «Смерть – не повод нарушить присягу»...
– Граф?..
– Претор?..
– Мы будем у Баджора, граф. Я клянусь в этом именем народа...
– Я рад слышать это, Претор, – Спок ни разу не слышал подобной клятвы, да и никому не давали ее уже двадцать веков, но он знает, что она нерушима...

– Как полагаете, что они планируют?
– Это очевидно. Массированный десант. По-настоящему массированный... – генерал Крим повернулся к тактической голограмме, – так что прошлый раз по сравнению с этим будет потасовкой малышей в песочнице. Правда, у нас припрятан в рукаве козырь...
– И мне бы хотелось как можно дольше его не задействовать, – Ли Налас отвернулся от обзорного экрана, – ибо это лекарство едва ли не хуже болезни...
– Боюсь, этого не избежать, Наместник. Но мы готовы и к этому...
– Вы уверены в машинах?
– Я уверен в Андерсоне, Наместник.
– Что ж, значит, мы сделали все, что могли – и да помогут нам Пророки!..

Заложив руки за спину, генерал Сиско всматривался в роящиеся вокруг станции корабли.
– Что вы видите, генерал? – иногда способность Фонтейна буквально подкрадываться просто бесила. Но не сейчас...
– А что видите вы, епископ?
– Завтра начнется великая буря, генерал...

Мельком взглянув на экран в очередной раз, Дакс застыла. Нет, это не просто очередное перестроение... Началось.
– Боевая тревога! – пронзительный вой сирены заполняет все вокруг, – штурм начался!
Секунду спустя батареи станции полыхнули огнем. Ответный залп расплескался по щиту, заставив дернуться индикаторы мощности.
– Щит на девяноста процентах! – крикнул О'Брайен, – вывожу все реакторы на максимальную мощность!
– Крылу – старт! – Опустив визор гермошлема, Сиско подтянул ремни и развернулся к тактической голограмме, – Баджор извещен?
– Так точно!
– Добавьте, что основные силы подойдут к планете через час.


Последний раз проверив все системы, полковник Очир закрыл кабину. Массивные створки ангара поползли в стороны и он отдал команду, которую все ждали уже почти два года:
– Бестии, Проныры, Вороны, говорит Ворон-лидер. Всем старт.
– Ха-йя! – впервые с начала осады три дюжины машин покидают станцию, готовые сеять хаос и смятение...

Небо над Баджором горело огнем. Непрерывный огонь фазеров и выхлопы двигателей торпед заставляли бесноваться ионосферу, на орбите каждые несколько секунд полыхали взрывы – но все же враг приближался. То и дело особенно везучий десантный шаттл ухитрялся прорваться сквозь залпы орбитальных и наземных батарей и рвануться к земле. Вспоров пылающим метеором небо, шаттл достигал земли – так или иначе. Чаще – раскаленным болидом или роем обломков...

Ослепительная вспышка заставила экраны командного центра ослепнуть на две секунды.
– Форт номер шесть уничтожен, - доложил тактик.
– А вот теперь, – хмуро произнес Крим, глядя на лавину меток, ворвавшихся в брешь, – начинается самое худшее... А если эти шаттлы-переростки – именно то, что я думаю, то... Мистер Андерсон, начинайте подготовку.

...Первую волну они отбили. Кое-как, но отбили... Глотнув воды из фляги, капитан Анжол Теннан опустил визор, изучая странные шаттлы в тылу у джем-хадар. Вот над ними поднялись странные рамы высотой с полсотни метров, раздался отчетливо слышимый даже здесь гул...
– Ради любви Пророков, что это?! – отчаянно вскрикнул кто-то.
Рамы оказались кранами, неспешно поднимавшими чудовищные человекоподобные боевые машины, вооруженные не хуже звездолета. Это конец, подумал капитан...

Опустившись в кресло, легат Майкл Андерсон вздрогнул, когда контакты нейроинтерфейса подключились к его мозгу. Это было болезненное ощущение – но это было невеликой ценой за единение с машиной...
– Разомкнуть фермы обслуживания!
– Есть!
– Активировать оружие!
– Есть! – дюжина пар массивных «рук» поднялась, устанавливая орудия в боевое положение, развернулись знамена.
– Первая когорта – вперед! Подать сигнал!
В воздухе повис протяжный грозный рев. Земля дрогнула, когда двенадцать «ног» сделали первый шаг...
«Колебатель земли», казалось, ликовал. Торжествующе ревели горны, дрожала земля, на полированной броне играли блики – после миллионолетнего сна железные боги войны вновь шагали по полю битвы...

– Эй! – закричал кто-то, – что такое, почему земля дрожит?!
Оглянувшись, капитан Анжол расхохотался.
– Ну, кто там плакал из-за титанов?! – заорал он, – обернитесь-ка, мальчики и девочки!
Исполинские боевые машины, украшенные знаменами Империи и Баджора, неумолимо надвигались, сотрясая каждым шагом землю и торжествующим ревом вызывая врага на бой. Полыхнул выстрел, протяжно застонал вспоротый фазерным лучом воздух – и битва титанов началась...

Залпы фазеров и дисрапторов выкашивали пехоту и рвали на части шаттлы – но все же главной целью древних машин были титаны врага. Замерев на мгновение, «Колебатель земли» выстрелил. Громадная боевая машина Доминиона, едва успевшая освободится от подъемника, вспыхнула и с тяжелым грохотом рухнула, похоронив под собой не меньше сотни джем-хадар.
Андерсон расхохотался, и титан вторил его смеху ревом горнов. Это была их битва. Не человека и не машины, но их единства.
– Легион, вперед! – приказал легат, отсмеявшись, – с нами Бог!
Над полем боя прокатился торжествующий рев, заставивший, казалось, содрогнуться сами небеса, а затем земля задрожала под ногами трех дюжин исполинских боевых машин, идущих в битву.

Анжол Теннан примкнул штык, кивнул своим мыслям и отдал команду:
– За ними! Добьем тех, кто уцелеет, мальчики и девочки, или посмотрим, нет ли для нас чего приличного, если добивать будет некого!
Кто-то фыркнул, и рота, рассыпавшись, перебежками пустилась догонять титаны. А капитан, моргая каждый раз, когда очередной выстрел заставлял темнеть визор, думал: а не сделал ли он только что самую большую ошибку в своей жизни? Потому что там, куда он вел своих людей, творился сущий ад...

Первой жертвой битвы гигантов стал «Сокрушитель городов», командирская машина одной из вражеских когорт. «Азраил» – первый титан, построенный за полтора миллиона лет – сумел подобраться почти вплотную и дисрапторным огнем сбил щиты и сжег «голову». Издав торжествующий вой, машина развернулась, опрокинув один из шаттлов, и выпустила две плазменных торпеды по пехоте. Волна чудовищного жара стерла с лица земли несколько сотен джем-хадар и кардассианцев, превратила корабли в груды оплавленного металла, а землю – в стекло...
...Разрушение – это страсть, отчетливо понял принцепс Дьямбатиста Бартоли, глядя на оставленное им пепелище. Это его призвание, именно этого он желал всю свою жизнь, не понимая даже, чего был лишен...
– Стрелки, не спать! Цельтесь в следующего! Вперед!
Правая рука налилась жаром и вздрогнула, когда «Азраил» выстрелил по снижавшемуся шаттлу, перед глазами проплывало поле боя – таким, каким оно представало перед сенсорами машины, бессмыслица для обычного человека, но не для принцепса... пристально глядя на очерченную багряным контуром вражескую машину и сжал пальцы. Повинуясь его движению, дисрапторы снова извергли потоки энергии...

– Ложись! – Соня Рэндалл рухнула на землю первой, и волна от взрыва «Повелителя бури» лишь осыпала ее мусором. Кое-кто из ее взвода замешкался и был сбит с ног, но, к счастью, не пострадал никто – пока никто, тут же поправилась лейтенант. Пока что в счете вели имперцы, но враг все прибывал и прибывал, небо рассекали все новые и новые следы шаттлов...
Всплеск энергии – кто-то телепортировался прямо на поле боя...
– Лей! – одновременно с этим крикнул кто-то из ее взвода.
В нескольких шагах от резко обернувшейся Сони стояли трое гуманоидов в странных серо-зеленых скафандрах. Она вскинула винтовку – и тут же опустила ее. За спинами чужаков с тихим шелестом распахнулись мощные крылья и, роняя с металлических перьев длинные искры, трое Ромуланских Рапторов, пронзительно заклекотав, взмыли в воздух, присоединяясь к своим собратьям. И, прежде чем она успела опомнится, голос Крима в ее наушниках приказал:
– Всем баджорским частям немедленно перегруппироваться для поддержки десанта!
А на поле, тем временем, с могучим гулом опускались посадочные капсулы титанов двух империй, и древние машины трубили победу...

Анжол так и не понял, как под его началом оказался вместо положенной роты неполный батальон, но его это и не волновало. У него было оружие и был враг – а больше ему сейчас ничего и не требовалось.
– Вперед, обезьяны! Или вы собрались жить вечно?! – рявкнул капитан, и, пригнувшись, метнулся вперед, поливая джем-хадар огнем. Неполный батальон с пронзительным воем рванулся за ним.
Вторая битва за Баджор еще не была выиграна, но точка равновесия, где история еще могла сделать выбор, осталась позади...

– Внимание всем! Одна минута до отключения «Лорики»! – крикнул Шеф.
– Принято! – отозвался Сиско, – держитесь!
Призрачное мерцание щита, к которому все успели привыкнуть, погасло, когда дефлекторы кораблей вернулись в обычный режим, и спустя две секунды станция содрогнулась от первого попадания. Солнечная батарея разлетелась облаком плазмы и осколков, но броня устояла. Пока...

– Вот сейчас, – флегматично заметил Башир, отправляя Очира, которому только что срастил сломанную при неудачном катапультировании ногу, – начнется самое веселое... Шана, пока есть возможность, перетаскайте все со склада сюда. И возьмите всех, кто свободен.
– Мне не кажется это логичным...
– Мне тоже не кажется – я знаю, что это необходимо. Подумайте, Т'Вэл, что будет, если склад или коридор будут разгерметизированы или, хуже того, на складе случится пожар?
– Вы правы, доктор Башир. Вынуждена признать, что недостаточно отчетливо представляла себе работу в боевых условиях.
– И у вас уже появилась возможность не только представить, но и испытать на себе все ее прелести, – заметил Башир, поворачиваясь к двери, – что там у вас?
– Пульт закоротило, – сообщил санитар, сгружая пациента на стол, – там еще двое ожоговых, но они не пошли, мы их на месте перевязали...
– Молодцы. Помогите снять с него скафандр... Проклятье! Т'Вэл, принимайте второго и не вздумайте возиться с безнадежными!
Война пришла и сюда, в медицинский отсек станции...


Выслушав очередной доклад о потерях и повреждениях, Сиско машинально попытался вытереть пот со лба, стукнул по шлему и выругался. Станция на грани, еще несколько удачных попаданий – и щиты рухнут окончательно, и восстановить их не успеют. И тогда станция проживет от силы минут пятнадцать...
– Бен, корабли! – не веря своим глазам, Дакс уставилась на внезапно появившееся на экране облако меток, – ромуланские корабли идут к Баджору!
– Ромуланские корабли?..
– Бен, здесь Спок! Спок привел флот!!
Еще один рой меток – ярко-зеленых на сей раз – появился на экране. Флот Открытого космоса обрушился на орды Доминиона...
Штурм захлебнулся. Только что враг почти безнаказанно расстреливал «Дип Спейс девять» – а в следующее мгновение оказался под перекрестным огнем двух флотов и космической крепости. Между молотом и наковальней... У флота Доминиона почти не было шансов уцелеть, и хотя кое-кому и удалось прорваться, они были в меньшинстве. Осада была снята...

Облегченно вздохнув, генерал Бенджамин Сиско снял шлем.
– Неужели мы отбились?.. – спросил он, обращаясь к экрану.
– Получается, что отбились, – ответила Кира, последовав его примеру, – всем службам – доложить о повреждениях.

– Итак, леди и джентльмены, – открыл совещание комендант, – каково наше положение?
– Состояние конференц-зала превосходно иллюстрирует наше положение, – сообщила Кира Нерис, – ну а если серьезно, то мы потеряли солнечные батареи, у нас два десятка пробоин в корпусе, полностью уничтожены три фазерных батареи и одна торпедная установка, множественные разрывы коммуникаций, что вызвало четыре пожара, во многих сорваны панели внутренней обшивки и уничтожено или повреждено большое количество личного имущества.
– Доктор?
– Семьдесят три убитых, сто тридцать девять тяжелораненых, легкие травмы почти у всех, – доложил Башир, – вернуть в строй в течение суток возможно не более пятнадцати процентов...
– Мистер О'Брайен?
– Ремонт уже идет полным ходом, но даже с помощью флотских ремонтных бригад на него уйдет не меньше месяца. И это, при нормальном снабжении...
– А вот тут у меня хорошие новости, – Шакаар не стал дожидаться вопроса, – во-первых, на станцию возвращаются гражданские, среди которых довольно много специалистов. Во-вторых, снабжение станции восстановлено в полном объеме, так что мы можем, наконец, не экономить все подряд.
– Вот уж действительно хорошие новости, – заметил Сиско, – Тактик, какова ситуация на Баджоре?
– По последним данным, войска добивали последние очаги сопротивления, но это было два часа назад, так что сейчас, вероятно, все уже закончилось.
– Что ж, в таком случае, леди и джентльмены, – Сиско поднялся, – предлагаю завершить совещание и вернуться к своим обязанностям.

Сняв шлем, капитан Анжол Теннан уселся на землю, привалившись к корпусу шаттла. Еще один бой, который ему повезло пережить... Вообще-то, если ж на то пошло, бой еще не закончился – но людям там не было места. Там схватились лицом к лицу древние воинственные боги...
– Капитан, не возражаете, если я здесь побуду?
– Не возражаю, – он поднял глаза, – лейтенант...
– Рэндалл. Впечатляющее зрелище, не правда ли?
– Даже слишком впечатляющее... – Анжол вздрогнул, – никогда не видел ничего чудовищнее...

Выстрел. Щиты вспыхивают и дрожат, но держатся, и принцепс снова сжимает кулаки. Шаг вперед и новый залп – и на сей раз щиты «Несущего ночь» не выдерживают. Еще один залп – и взрыв реактора разносит врага на атомы, а торжествующий хохот человека вторит реву машины. Сокрушая все на своем пути, «Колебатель земли» снова идет вперед, навстречу новому врагу – и останавливается, увидев перед собой ромуланскую машину. Снова рев горнов разрывает воздух, но теперь в этом звуке слышится не вызов, но приветствие...

– Мы победили, – Крим вцепился в подлокотники своего кресла и с трудом встал, – ради любви Пророков, мы победили!
– Да, мы победили, – Ли Налас закрыл глаза, – но только в этой битве. Война еще не окончена, и более того – она может выйти за пределы тварного мира...
– Давайте не будем об этом, Наместник, – генерал застыл перед обзорным экраном, – это будет уже не наша война...

«Колебатель земли» занял свое место на базе. С глухим гулом сомкнулись фермы обслуживания, и легат Майкл Андерсон приказал:
– Начать отключение!
Каждый нерв обожгло волной неистовой боли, в позвоночник словно вонзили раскаленный добела металлический прут, мир перед глазами внезапно сделался плоским и серым... Вытерев кровь с прокушенной губы, Андерсон дрожащими руками расстегнул фиксаторы и с трудом встал, застонав от нового удара боли. Он так и не привык к этому – да и невозможно было привыкнуть – но все же считал агонию разъединения приемлемой платой за экстаз единения с душой могучей машины...
– Вы что-то сказали, мой принцепс? – голос помощника вернул его к реальности.
– Возможно, думал вслух, модератор... О том, что у них есть душа.
– Для меня это всегда было очевидно, мой принцепс, – модератор попытался пожать плечами и зашипел от боли, – пойдемте. Он нуждается в отдыхе не меньше нас...

Несмотря на разгром, на Променаде было людно – впервые по-настоящему людно с самого начала осады. Стоя на своем любимом месте на галерее, Джейк наблюдал за толпой – и наслаждался. Станция снова жила, а не выживала... Там троица пилотов активно выясняла у двух клингонов, уважают ли те их, тут – легендарная Джейнвей обнималась с художником, примчавшемся на станцию на одном из первых транспортов, а прямо под галереей...
– Эй, Джейк, какого черта ты сидишь на верхотуре, будто обезьяна?! – закричал Ног, остановившись и взмахивая тростью, – слезай, пока хвост не отрос и пошли, выпьем за встречу!



@темы: Фанфики

Комментарии
2013-12-05 в 16:31 

Относящийся
Избранный Могущественный
Годно вышло! Интересно как закончится война? В оригинале то Сиско вроде как дипломатией разрулил.

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?
главная